Евгений Мураев: Куча людей кричит, что Россия - враг. Это не повод вообще потерять свою страну
15.09.2015 10:30

Эксклюзив  Евгений Мураев: Куча людей кричит, что Россия - враг. Это не повод вообще потерять свою страну

Демократия в Украине не успела стать властью народа, стремительно перерождаясь в полноценный феодализм, а Украина близка к тому, чтобы окончательно потерять себя.

Министр экономического развития и торговли "оппозиционного" правительства Евгений Мураев жмет на болевые точки, доказывая, что за пропагандой успехов власти прячется разрушение государства и нищета, которая выливается в новые уличные протесты. И для сохранения страны придется парадоксальным образом возвращаться к пониманию того, что Россия и страны СНГ нужны нам. Иначе Украине не остаться независимым государством, производящим что-то помимо лозунгов и долгов в валюте.

- В начале сентября Украина в очередной раз вошла в выборы, и совершенно очевидно, что эти выборы направлены на построение совершенно новой системы власти. Какой, на ваш взгляд, будет страна через полгода?

- Однозначно, это будет страна феодального типа с жесткой президентской вертикалью. Формально Украина обладает признаками парламентско-президентской республики, но на самом деле это совершенно не так. Страной правит не парламент, а президент и премьер. Парламент выполняет согласовательную функцию и только узаконивает их решения фактически без обсуждения. Коалиция отрабатывает свой хлеб на 100%. Благодаря фракциям и партийной дисциплине все прошедшие по партийным спискам народные депутаты выполняют роль бездумных кнопкодавов. В таком формате Верховную Раду вообще можно было бы сократить до пяти представителей фракций и математически посчитать их пропорциональную массовую долю в принятии решений – за это столько-то голосов, за это – вот столько. Ну а если будут приняты изменения в Конституцию по якобы децентрализации и заработает институт префектов, от демократии в Украине вообще ничего не останется.

- Но ведь у нас уже был опыт с назначением представителей президента Кучмы в регионы, и ничего, какая-то демократия все равно осталась.

- Вам этого никогда не скажет Порошенко, но префекты получают еще больше полномочий, чем государственные администрации. Их главная задача – определять, соответствует ли принятое решение органа местного самоуправления законам Украины и Конституции. Эту функцию раньше выполняла прокуратура в порядке общего надзора. Префект может решить, что при распределении бюджета или выделении земельных участков решение местной власти "не соответствует". Он отправляет его в суд, а дальше проблема может рассматриваться сколько угодно, сроки в Конституции не прописаны. И в это время префект получает право единолично править и принимает на себя функции органа местного самоуправления. Он может сам делить деньги, проводить тендеры со своими подрядчиками, выделять земли, давать разрешения на бурение скважин и т. д. По сути, это феодал, вассал монарха, отменяющий своим решением волю территориальной общины. То есть народа, который по Конституции – единственный источник власти в стране.

- Существует теория, что любая система власти проистекает из национального характера. Может быть, склонность к авторитарным режимам присуща украинскому обществу от природы? Многим происходящее явно нравится.

- Я так не думаю. Украинцы - свободолюбивый народ и мы не приемлем авторитаризм как таковой. Но на данный момент я считаю это просто необходимым. Ввиду бардака в стране и наличия вооруженных группировок, действительно нужна очень жесткая вертикаль власти и решительная политика по многим вопросам. Только одновременно должны быть и элементы контроля. Должен быть механизм отзыва с должности президента, чтобы он не превратился в реального диктатора.

А самое главное – нужно точно знать, зачем эта вертикаль выстраивается, для выполнения каких задач и каковы у нас гарантии того, что будет проводиться правильная политика. Кроме того, необходимо ввести механизмы, благодаря которым власть будет отвечать за свои обещания и итоги работы. Если власть хочет войти в историю, изменить наше государство, надо выстроить правила игры, которые будут работать и после ее смены. Ведь 300 голосов коалиции в парламенте – это уникальная возможность. Можно выстроить все так, чтобы больше никогда не доводить до майданов и революций.

- А если власть не хочет входить в историю?

- Тогда мы будем получать революцию за революцией, и каждая будет кровавее предыдущей.

- Но тогда, может быть, этот вариант реальнее? Можно ли сказать, что одна элита решила владеть и распоряжаться всем единолично просто потому, что ресурсов в стране стало меньше?

- Да, так и происходит. Власть использует свою силу для выстраивания системы, в которой легче провести финальную распродажу оставшихся у страны активов. Работают все старые схемы бюджетного воровства, просто администрируют их новые люди. Плюс объявленная масштабная приватизация и распродажа стратегических предприятий. Уже давно насаждается мнение, что "государство - неэффективный собственник". Я лично такой фамилии, как "государство", не знаю. Просто руководители госпредприятий работают не на Украину, а на конкретных людей и приносят прибыль не в бюджет, а в карманы. С каждой сменой власти меняется карман, но не ситуация.

Но эта власть пошла еще дальше, и чтобы не рисковать, решила подойти к вопросу кардинально: купить прибыльные предприятия за бесценок. Ведь Украина находится уже почти полтора года в состоянии войны, гривна нестабильна. А чем хуже ситуация в стране, тем меньше цена активов. С молотка уйдут припортовые заводы, энергетические компании и другие стратегические предприятия. Кто их купит? Ответ простой - их купит тот, кто и продает, то есть власть. Тем более что купят их не за свои, а за украденные у нас за полтора года деньги.

- То есть никакой смены элит здесь не просматривается?

- Безусловно, нет. Власть написала закон о выборах под себя. Обещания насчет открытых списков и новых лиц так и остались обещаниями. Вырос до 5% проходной барьер на выборах. Сокращены сроки избирательной кампании. Даны новые полномочия территориальным комиссиям, которые вольны отменять результаты выборов на отдельных участках по своему усмотрению. А кто представители теркомиссий? Парламентские партии, в основном, представители коалиции. Все делается для того, чтобы мелкие политические силы не смогли сформировать новую элиту.

Власть защищается всеми способами, ограждает себя цензурой от негативных настроений, давит на телеканалы, как это было с "Интером" и 112-м. Далее, события 31 августа под Верховной Радой. Похоже, что власть допустила это, чтобы получить повод убрать радикальных оппонентов. Любое применение уличной демократии теперь будет жестко подавляться по причине того, что "в прошлый раз погибли люди". Попробуйте теперь провести любой митинг против повышения тарифов или ввиду несогласия с политикой правительства или президента – их ответ вам не понравится.

- А о чем же тогда говорила представитель МВФ Кристин Лагард, которая была "поражена успехами реформ"? Значит, все-таки, какие-то реформы проводятся?

- Если понимать, что МВФ – это всего лишь банк, который дает в долг, то все становится очень просто. Им буквально до одного места, как деньги вернутся. Люди в Украине стали жить хуже, социальные стандарты снизились. Но с точки зрения МВФ платежная система стала более стабильной и позволит им проще собирать долги.

Коммунальные тарифы привели в соответствие "с рыночной ценой".  Это неподъемно  для населения, а для Лагард – хорошо. Завышенные тарифы также решают проблему дефицита бюджета в НАК "Нафтогаз", который участвует в поставках газа из России в Европу. Решение проблемы надежного транзита для европейских потребителей хорошо, а для нас, тех, кто заплатит за это из собственного кармана, – нет.

Основная функция государства – выполнение социальных обязательств перед народом. Но, по сути, у власти марионетки, работающие в интересах МВФ. И министр финансов у нас совершенно не случайно инвестиционный банкир из США. Ее задача – следить, чтобы Украина регулярно и помногу отдавала деньги. Да и Лагард должна отчитываться перед инвесторами в позитивном ключе, иначе они денег больше не дадут. Каждый из нас видит, что реформ в стране нет – только политика государственного рэкета.

- Вы упомянули о снижении социальных стандартов. Но правительство Яценюка, наоборот, говорит о том, что они повышаются. Кто же прав?

- Социальные стандарты – это уровень жизни. Их универсальным мерилом является холодильник каждого человека. Думаю, каждый может оценить, сколько в нем было продуктов два года назад, а сколько сейчас. Если пересчитать "повышение социальных стандартов" в валюте, то 1500 гривен Яценюка – это 65 долларов. А два года назад это было 150 долларов. Раз доходы в валюте упали, то и доля товаров, которую мы за нее покупали, уменьшилась – от продуктов питания, медикаментов до одежды.

В 2013 году бюджет Украины был порядка 40 миллиардов долларов. На сегодня он 20. И за счет чего он формируется? За счет того, что ввели 12 новых налогов. Берут с бизнеса, берут с пенсий, с депозитов, с автомобилей. Эти деньги забирают у простых граждан. А сейчас "налоговой реформой" предполагается еще и увеличить подоходный налог и налог на прибыль до 20%.

- Но ведь налоги собираются для того, чтобы обеспечивать функционирование государства, почему их нельзя повышать в условиях, когда бюджет вынужден нести большие расходы на армию, например?

- Не стоит списывать потери в экономике на войну. Мы выделяем на армию 4 миллиарда долларов, а в бюджете потеряли 20. На самом деле, дефицит бюджета вызван потерей основных рынков в странах Содружества, в первую очередь, России. Украина поставляла туда товары, средняя рентабельность которых - порядка 30%. А у товаров, которые поставлялись в Европу, - порядка 6%.

Да, обороты сопоставимы, но в доходах мы потеряли в пять раз. И это - ответственность правительства, которое врало и говорило, что, придя в Европу, мы получим больше плюсов. Мы пожинаем плоды пропаганды, которая с 2005 года твердила про ЕС.

Но у государства действительно есть затраты. Необходимо покупать газ, содержать бюджетников, платить пенсии. К сожалению, это делается за счет внешних займов. Они покрывают дефицит бюджета и часть их идет на погашение старых долгов. Деньги не вкладываются в реальный сектор экономики, в строительство новых заводов, которые через пару лет начнут приносить прибыль государству и обеспечат людей рабочими местами. Власть идет по пути наименьшего сопротивления и решает бюджетные проблемы, забирая продукты из вашего холодильника.

Тем временем, наши традиционные рынки кто-то заполняет. Когда наступит мир и ложечки найдутся, все поймут, кто был виновен в конфликте и падении экономики Украины. Но это уже не поможет. С такой политикой очень скоро мы пройдем все точки невозврата.

- Но каким же образом на это можно повлиять? Любая экономическая задача рассматривается украинским обществом исключительно через этнокультурные и исторические линзы. Если правительство скажет, что нужно возвращать российский рынок, то тут же получит толпу в пять тысяч человек у порога.

- Пять тысяч человек – еще не весь народ. Как и те, кто стоял на Майдане, – тоже не весь народ. Понятно, что общество накалено, и куча людей кричит, что Россия - это враг. Но это же не повод чтобы вообще потерять свою страну. Необходимо говорить с людьми и говорить им правду. Если экономика рухнет – а это уже почти случилось, - мы будем зависимы не только от МВФ, но вообще от всех. И ни о какой свободе будет говорить невозможно. Если власть не в состоянии закончить войну и навести порядок во внешней политике, то она должна просто уйти. Причины наших несчастий именно в этом, и никакой пропагандой это исправить невозможно.

Да, это понравится не всем, но нужно честно признать, что Россия и страны Содружества – это наши стратегические партнеры. И наша экономика сильно зависит от отношений с ними. Нужно думать о модернизации страны, о рынках сбыта, снижении налогов, о простой системе права для инвесторов, о малом и среднем бизнесе, который должен формировать 70% бюджета. О будущем. В правительстве должны сидеть технократы, которые понимают стратегию развития на ближайшие 10-15 лет, которые закладывают базис, которые будут заботиться о росте внутреннего рынка, об экспорте. Мы должны жить экономическим прагматизмом. Мы не нужны Европе, не нужны России, никому, кроме нас самих.

 

Теги материала: Евгений Мураев, экономика
загрузка...

Оцените материал: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [515] всего оценили 58

Статьи по теме

Новости партнеров
Другие новости

Спецтемы

Вопрос дня

Кто должен определять, какой телеканал закрывать?
  Покупка Продажа
USD 25.9000 26.2500
EUR 29.1000 29.8500
RUR 0.3780 0.4180
BTC 10,426.1729 11,523.6641
Яндекс.Метрика