Анна Гончаренко
корреспондент MIGnews.com.ua
Эксперты рассказали, насколько реален "третий майдан"
22.02.2016 12:21

Эксклюзив  Эксперты рассказали, насколько реален "третий майдан"

Третий день на Майдане Незалежности протестуют люди. За недолгое время стало известно, что в большинстве своем они представляют некие революционно-правые силы, а также то, что часть митингующих - бывшие представители Правого сектора и добровольческого батальона "Айдар". За три дня участники акции отметились тремя серьезными шагами: атакой на офисы банков с российским капиталом, компании СКМ и телеканала, локализацией протеста на Майдане с недолгой, но впечатляющей экспроприацией отеля "Казацкий" и выдвижением требований к украинской власти. Но можно ли считать данную акцию хотя бы подобием Майдана?

Владимир Фесенко, директор Центра политических исследований "Пента":

- Это фарс и пародия. Конечно же, в обществе есть недовольство, разочарование. Полтора года идут разговоры о так называемом "третьем майдане". Но Майдан возникает на широкой политической основе, а не как инициатива одной политсилы. У нас "майданы", которые пытались организовать искусственно, не получили развития. Есть две основные версии произошедшего. Любо это - откровенная провокация, к которой могут быть причастны российские спецслужбы. Исполнители могут даже не знать об этом, а спецслужбы работают через агентов влияния. Более же вероятно, учитывая то, что там засветился Кармазин, и то, как развивалась эта акция и фарсово заканчивается, это - пиар-проект. Это не столько стремление раскачать ситуацию, а желание прокукарекать. Ни на что повлиять они не могли - с такой массовостью, с таким уровнем поддержки, организация, которую никто не знает, люди, за которыми не пойдут. Кармазин известен как бывший народный депутат. Но в политических кулуарах он еще более известен как человек, который бесплатно не работает. Это, вполне возможно, попытка раскрутить некий новый "а-ля "правый сектор", радикальную силу в преддверии возможных выборов. Всерьез это воспринимать нельзя.

Давайте спокойно относиться к тому, что у нас "майданы" - что-то вроде национального политического спорта. Сбиться можно со счету, каких у нас только ни было. Главное - не переходить черту. Было бы опаснее, если бы участвовали более серьезные организации с поддержкой общества, и если бы они использовали насильственные методы. Я очень надеюсь, что события 31 августа (2015 года, когда после голосования под парламентом взорвали гранату, - ред.) стали антидотом. Хорошо, что появилось заявление "Правого сектора" о непричастности и там критично это воспринимают. Ярош тоже сдерживал в ПС такие революционные настроения. Так что на правом фланге есть разумные люди, которые понимают, что есть некая красная черта, за которую заходить не стоит.

Риски есть всегда. Дело даже не в том, что кто-то может попытаться организовать "майдан". Его искусственно не организуешь. Это в России никак не поймут и, судя по событиям, у нас не все понимают. Майдан всегда - широкое движение, сильный эмоциональный, даже не политический, повод. Так что сейчас, при всех сложных и критичных настроениях, этого нет. Теоретически все возможно, но политсилам нужно сдерживать своих сторонников от агрессии.

Евгений Магда, директор Центра общественных отношений:

- В данном случае "третий майдан" - штамп, который используется абсолютно необоснованно. Это - пиратская копия Майдана как такового, которая рассчитана на дестабилизацию ситуации внутри Украины. Очевидно, что была смесь манипуляторов и людей, которые испытывают искренние патриотические чувства, но которых попытались использовать в качестве пушечного мяса, массовки.

Игнорировать подобные действия - единственно верная позиция, до тех пор, пока они не переходят в стадию острого нарушения правопорядка. Нападения на офисы были, но, по сравнению с ожиданиями, которые были в связи с 20-21 февраля, можно сказать, что ничего критически опасного не произошло.

Виталий Бала, директор Агентства моделирования ситуаций:

- Говорить о "третьем майдане" нет оснований. Люди, которые выходят на протесты, которые мы потом можем назвать "событиями на Майдане", должны составлять определенное количество. То есть в определенную дату собрать 100 и больше тысяч человек. Характеристика должна учитывать манеру поведения и причины, которые заставили людей выйти.

Недоразумения, которые есть в Украине, радикально настроенные граждане воспринимают очень чутко. По этому поводу они могут устраивать акции, а этим могут воспользоваться провокаторы и люди, которые преследуют свои цели. Кто-то хочет себя пропиарить и выйти на политическую арену. Кто-то своими провокациями хочет навредить стране. В данной ситуации некоторый справедливый гнев радикально настроенных граждан, к сожалению, используется с вредом для страны. Последний аргумент, почему это именно так и есть, в этом "уши" из Москвы, - почему-то там о событиях на Майдане в 2013-2014 гг. на телеканалах говорили не так много, как говорят сейчас.

"Майданный кейс" без поддержки киевлян не может быть Майданом. Это искусственно созданная провокация, которую некоторые люди используют в своих личных целях.


Оцените материал: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [23] всего оценили 9

Статьи по теме

Новости партнеров
Другие новости

Спецтемы

Вопрос дня

Какой результат реформ вы чувствуете?
  Покупка Продажа
USD 28.1000 28.3500
EUR 32.4500 33.0000
RUR 0.3950 0.4200
BTC 6,115.5337 6,759.2739
Яндекс.Метрика