USD   28.10
Анна Гончаренко
корреспондент MIGnews.com.ua
Владимир Караваев: В день, когда полиция сменит ГАИ, страна столкнется с правовым апокалипсисом
Фото: Facebook
02.11.2015 10:18

Эксклюзив  Владимир Караваев: В день, когда полиция сменит ГАИ, страна столкнется с правовым апокалипсисом

7 ноября вступает в силу закон "О национальной полиции". В тот же день теряет силу закон "О милиции". Но, вместо перезапуска правоохранительной системы, Украина может столкнуться с правовым апокалипсисом. Вместе с милицией в небытие уйдет Государственная автоинспекция, и заменить ее некому. Полномочия патрульных пока что не могут полностью обеспечить безопасность на дорогах.

Правозащитник и автор книги "100 аргументов против штрафов ГАИ" Владимир Караваев говорит, что и сами милиционеры не понимают сути реформы. В этот момент обиженный на ГАИ водитель мог бы махнуть рукой и сказать: "Так вам и надо. Система себя изжила". Караваев соглашается, что система порочна, с ней нужно бороться. Но нельзя к старой машине прикрутить новый глушитель и сказать, что теперь она стала новой.

Мы расспросили Владимира Караваева, почему правоохранительная реформа не решит проблемы на дорогах, какие полномочия получат новые патрульные и по какой причине часть законодательных новшеств - автофиксация, штрафные баллы, эвакуация авто - пока что остаются красивыми словами?

Компромисс с государством

- Мы жили с установкой, что ГАИ - это зло. Может ли оказаться, что пришедшая ей на замену полиция к добру тоже отношения не имеет?

- Безо всякого сомнения старую систему нужно было ломать. Но, прежде чем ее ломать, нужно было создать новую. Сейчас мы сломали старую хибару, все оказались на улице и спрашивают: "Где же нам теперь зимовать?" А зимовать негде.

- Получается, что с 7 ноября закон "О национальной полиции" вступает в силу, но в нем нет ГАИ, разве что в переходных положениях?

- Попробую объяснить на понятном всем примере. Я - водитель, мимо меня тоже проезжают водители. Между нами есть отношения, которые регулируются Правилами дорожного движения. Если кто-то из нас их не соблюдает, возникает авария и жертвы. С другой стороны есть я, как водитель, и государство. Между нами тоже регулируются отношения, только не ПДД, а законами. У государства есть обязанности передо мной, а у меня - перед ним. Я не контактирую с государством в целом, а общаюсь с представляющими его должностными лицами. Их полномочия, помимо законов, прописаны еще и в подзаконных актах, которые прописывают их действия в том или ином случае, на что они имеют или не имеют право. Сейчас у нас появляется закон "О национальной полиции", а закон "О милиции" уходит в прошлое. Вместе с ним перестает действовать десятилетиями наработанная на этом законе база подзаконных актов.

В соответствии с законом "О национальной полиции", Кабмин должен привести в соответствие старую базу или разработать новую. Но далеко не во всех актах можно просто поменять слово "милиция" на "полиция". Старые подзаконные акты основывались на старом же законе. Что касается ГАИ, то у нее было отдельное положение, утвержденное Кабмином. Подзаконные акты прописывались на основании закона и положения о Госавтоинспекции. Замена слов ничего не дает, потому что полномочия совсем разные. Отменяется закон, соответственно исчезают и полномочия.

Теперь возвращаемся к взаимоотношениям водителя и государства. У водителя есть права и обязанности. Государство говорит, что я должен соблюдать правила. Но, со своей стороны, государство сообщает, что только обозначит законом свои действия. Правила, по которым будут работать его уполномоченные представители, мне не показывает. Как же я должен понимать, действует ли должностное лицо в рамках закона или нет?

Нам могут предложить пойти на компромисс. Государство скажет – мои дорогие граждане, пойдите со мной на компромисс, не обращайте внимание, что в работе полиции есть правовые неувязочки. Относитесь к полицейским так же, как вы относились к ГАИ: слушайтесь их, и выполняйте все их требования. Вы же говорили, что ГАИ - плохая структура, вот вам и дали полицию.

В данной ситуации мы, как граждане, можем согласиться, или не согласится с такой постановкой вопроса. Но, при этом, и мы вправе задать государству вопрос: "А ты тоже готово пойти на компромисс? Пока ты будешь усовершенствовать законодательную базу для работы полиции, мы перестанем оплачивать коммунальные услуги, проезд в общественном транспорте и налоги?" Вряд ли государство на такое согласится. Почему же мы должны соглашаться на его предложение о компромиссе? Поэтому и я не хочу компромиссов. Я хочу понимать, что может, а что не может полицейский. А государство не дает ответы на эти вопросы.

Штрафплощадки вне закона

- В законе о полиции есть умышленная или нечаянная игра слов. Например, ГАИ "обеспечивала" безопасность дорожного движения, а патрульный полицейский безопасность дорожного движения "контролирует"...

- В юридической практике не бывает игры слов. Сначала закон определяет терминологию, а потом он описывает дальнейшие механизмы. Когда мы говорим "обеспечение" и "контроль", речь идет о разных терминах, имеющих абсолютно разные правовые последствия.

Например, в законе "О национальной полиции" прописано, что полицейский имеет право временно ограничить перемещение транспортного средства. У меня вопрос: что такое "перемещение"? В законе ответа нет. Раз нет определения, трактовать его можно по-разному.

В законе есть понятие "временное задержание транспортного средства" (это все, что связано со штрафплощадками, которые все ненавидят). Кодекс об административных правонарушениях в статье 265-2 говорит, что право на временное задержание транспортного средства есть только у уполномоченного лица государственного органа власти, обеспечивающего безопасность дорожного движения. Что это за орган? Возвращаюсь к закону "О полиции". У полиции никакого "обеспечения" нет, есть только "контроль". Значит полиция не может временно задерживать транспортное средство.

- То есть с 7 ноября за неправильную парковку не будут эвакуировать на штрафплощадки? Полиция не имеет на это права?

- Подчеркну еще раз. В соответствии с нормами Кодекса об админправонарушениях в действующей на сегодня редакции, полиция не является государственным органом власти, обеспечивающим безопасность дорожного движения. Поскольку ГАИ исчезает, а это - единственный госорган, который выполнял эти функции, в Украине никто более не имеет права на временное задержание транспортных средств. Конечно же, до момента внесения соответствующих изменений в законодательство.

Я привожу пример того, что такое термины. Это не игра слов, это неправильное понимание и применение. Те люди, которые прописывали законодательство о полиции видимо не придают значения терминологии. Хотя это - самое главное. Я не зря говорю об армагеддоне, который начнется на дорогах с 7 ноября. Это - правовой армагеддон. Такой некомпетентности, в области законотворчества, в Украине еще не было.

- Безропотно заплатив 1,5 тыс. гривен за эвакуацию и штрафплощадку, потом водитель может узнать, что действия полиции были незаконными. Он подаст в суд и выиграет?

- Моя первая книга "100 аргументов против штрафов ГАИ" вышла в 2009 году. На тот момент обжалования в суде были единичными. Большинство водителей подчинялось сотрудникам ГАИ. С того момента ситуация изменилась. Водители подкованы, они задумываются. Идет процесс формирования гражданского общества, в частности в среде водителей. Государство просто этого не замечает.

Безо всякого сомнения, незаконные действия полиции будут приводить к последствиям - люди будут обращаться в суды, как с исками о признании действий полицейского незаконными, так и с исками о возмещении моральных и материальных убытков, причиненных действиями должностного лица полиции.

Реформа не с того бока

- Неужели нельзя было сломать систему, работая уже с имеющейся законодательной базой? Система плоха, порочна, но так ли были плохи законы?

- Шаг был политический - срочно избавиться от ГАИ, и вместо нее сделать полицию. Все нужно было начинать с другого. Если мы говорим о сфере дорожного движения, то и базовый закон - "О дорожном движении" надо было менять. Да, там плохие разделы, их необходимо переделывать. Нужно было описать, что такое система безопасности, кто в государстве ее возглавляет, как она устроена. Потом под эту систему обозначить какие министерства за что отвечают, какие должностные лица и за что отвечают внутри министерств. То есть построить фундамент, а потом расписывать закон о полиции. Я имею мало отношения к уголовному праву, но я думаю, что и там проблемы аналогичные. Все это лжереформы, видимость, которая может нанести колоссальный ущерб.

- Какова судьба законопроекта "О дорожном движении и его безопасности", который разработали эксперты?

- Депутаты его изучают. Две недели назад были очередные слушания. За полтора года работы над этим законопроектом сотни людей прошли через слушания. Зная сферу, скажу, что над документом работали лучшие специалисты. Я два с половиной часа рассказывал о нем во Всемирном банке. Там говорят, что все здорово и что под реализацию Банк дает пять инвестиционных проектов. Результата со стороны государства пока нет. А депутаты продолжают думать. Уже полгода думают…

- Из всех заявленных, именно реформа правоохранительных органов для людей - самая осязаемая. Получается, что она провалена? Процесс необратимый?

- Я боюсь, что, чем дольше будут длиться такие реформы, тем дальше мы будем уходить от истины. Возврат возможен всегда, вопрос в цене. Сколько времени это займет, сколько людей за это время погибнут.

Прощайте, полномочия

- Какие полномочия, которые пока что есть у сотрудников ГАИ, патрульные полицейские так и не получат после вступления в силу закона "О полиции"?

- Сделаем поправку. Я могу дать оценку на момент нашего разговора, то есть по состоянию на 2 ноября. До 7 ноября законодательство может измениться.

Пока что ситуация такова. Сотрудник полиции не может временно задержать транспортное средство. Он может останавливать автомобиль, но в свою очередь водитель может не останавливаться. В ПДД сказано, что он обязан остановиться по требованию сотрудника милиции. С 7 ноября не будет милиции. Если в ПДД появится слово "полиция", все изменится.

Еще нюанс - осмотр автомобиля. Водители всегда защищались. Любой, даже поверхностный, досмотр - это обыск. Водители без понятых отказывались открывать багажник, а уж тем более салон. В законе "О полиции" прописано, что полицейский может совершить поверхностный осмотр. Но дальше интереснее. По требованию полицейского "лицо" должно дать ему возможно осуществить осмотр. То есть "лицо" должно открыть двери и багажник. Если же полицейскому дают право на что-то, кому-то должны вменить и соответствующую обязанность. В данном случае очевидно, что это должен быть водитель, а пишут о каком-то "лице". Но ведь я водитель, владелец, гражданин. Что за "лицо" - я не знаю. Мы вместе с полицейским на дороге будем долго думать над этим термином.

Полицейский не может остановить автомобиль, отправить его на штрафплощадку, осмотреть багажник и салон, измерить скорость и содержание алкоголя в крови. Кстати, скорость полицейские не измеряют, а содержание алкоголя измеряют. Хотя в законе о полиции сказано, что, когда полицейский применяет технические средства, он обязан сослаться на нормативно-правовые акты, которые дают ему такое право. У ГАИ существовал приказ №33. У полиции такого приказа нет. Он достает драгер для измерения алкоголя, а на каком основании? Его нет.

Но даже если скорость или уровень алкоголя измерили. Сотрудник ГАИ заносит данные в протокол как доказательство вины водителя. В законе "О полиции" сказано, что технические средства применяются как превентивная мера. Полицейский упредил дальнейшее правонарушение, и все. Но нет оснований, на которых он может составлять протокол, в котором начнет указывать показания измерителя скорости или драгера.

Есть еще одни момент. Пожалуй, самый главный. В отличие от ГАИ, полиция не обязана составлять протокол, а сразу дает постановление, причем без указания доказательной базы и пояснений водителя. Все пояснения - в суде. Только судебный сбор по своим размерам с 1 сентября превышает размер самого штрафа - 0,4 от минимальной зарплаты. Законодатели, по сути, этим положением втихую отменили презумпцию невиновности для водителей. И это - самое печальное.

- Насколько полицейские осведомлены о своих правах и обязанностях?

- Сотрудников ГАИ раньше готовили полгода. Я неоднократно поднимал вопрос, есть ли в патруле ДПС ГАИ человек с высшим юридическим образованием. Ведь сотрудник ГАИ - судья на дороге. Он принимает решение, составляет протокол. Высшее образование говорит об уровне квалификации. ГАИ так и не дошло до такой комплектации экипажа, хотя уровень квалификации был слаб.

Тогда людей готовили полгода, а сейчас полицейских готовят 2,5 месяца. Да, некоторые полицейские уже с высшим образованием. Но далеко не все. Требования о высшем юридическом образовании вовсе нет. Хотя даже если бы и было... Наша база дорожного законодательства состоит из сотни документов. В юридических вузах их не изучают. Сотрудники ГАИ учили закон "О милиции", положение о ГАИ, их базовый приказ №111, постановление Кабмина о задержке транспортных средств и т. д. В целом около десяти документов. Учили плохо. Плохо знали даже ПДД. Но за 2,5 месяца даже ПДД невозможно выучить. Ни в одной стране мира полицейского за такой срок не готовят.

Так что нашим полицейским можно лишь посочувствовать. Государство очень плохо позаботилось об уровне их подготовки, уровне законодательного обеспечения их работы. Будет ли Государство в дальнейшем заботиться об этих людях, защищать их.

Если нет, завтра полицейский, как ранее это делали гаишники, перестанет замечать на дороге нарушения водителей в дорогих тачка, с блатными номерами. И народное доверие к полиции начнет потихоньку угасать. И этого допустить нельзя.

Новости СМИ2
Оцените материал: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [263] всего оценили 29

Статьи по теме

Новости партнеров



Трансляция

Новости партнеров

Спецтемы

Вопрос дня

Экономите ли вы на еде?
Другие новости
  Покупка Продажа
USD 27.7000 28.1000
EUR 29.0000 29.7000
RUR 0.4400 0.4800
BTC 859.1005 949.5321
Яндекс.Метрика