Марыля Босакевич
Шеф-редактор MIGnews.com.ua
Экс-глава МИД Кожара: При нынешних ориентирах у Украины нет будущего. Да и Европе мы не интересны
09.06.2015 18:56

Эксклюзив  Экс-глава МИД Кожара: При нынешних ориентирах у Украины нет будущего. Да и Европе мы не интересны

Марыля Босакевич

Экс-глава МИД Украины (2012-2014) Леонид Кожара – об ориентирах власти, международном имидже Украины и результатах саммита "Большой семерки".

М.Б.: Как вы оцениваете результаты саммита "Большой семерки" для Украины?

Л.К.: Там не случилось ничего экстраординарного. Кроме того, надо отдавать себе отчет в том, что в этом саммите были задействованы семь самых богатых стран западного мира - подчеркиваю, именно западного, так как даже Японию можно условно назвать страной западного мира, ведь ее экономика работает по западному образцу.  На сегодняшний день эти страны уже не самые богатые в мире. Например, экономика Китая уже сейчас больше экономик ЕС и США. Поэтому все ожидаемо: и перечень вопросов, и их очередность отражали интересы западного мира. Я  ожидал, что первым вопросом в списке будет вопрос Ирана, потому что это вопрос номер один в Вашингтоне. Ожидал также, что будут важны вопросы Сирии и "Исламского государства". Ну и вопрос Украины.

М.Б.: В списке Обамы этот вопрос был вторым.

Л.К.: У каждой страны свой список и своя очередность вопросов в нем.  В списке Италии наверняка первым вопросом стояло снятие санкций с России, а Украину она бы в этот список вообще не включила. Тем не менее сейчас мы имеем консолидированное мнение богатых стран западного мира и для нас это мнение очень важно. Важно то, что "Большая семерка" высказалась по Крыму и это - статус на долгие годы вперед, если Крым не получит статус аннексированной территории (слово "аннексия" было названо и в документах саммита "Восточного партнерства" в Риге, и вот сейчас в Баварии). Так что, что ожидали, то и получилось.

М.Б.: Что это значит для России - что санкции так и не снимут? Очевидно, что многие страны ЕС ищут возможности их обойти, ведь их экономикам приходится несладко.

Л.К.: На сегодняшний день этот военно-политический и экономический кризис происходит в условиях глобализированной экономики. Это не ситуация 1917 года - конца Первой мировой войны, когда каждый у себя сам строил экономику. Сегодня невозможно взять и изолировать одного из самых крупных мировых экономических игроков  - Россию - из интеграции в мировую экономику. Торговля России с ЕС - это полтриллиона долларов в год. Конечно, от уменьшения этих объемов сейчас страдают все экономики ЕС. Конечно, многие страны хотели бы этот вопрос снять. Я бы хотел подчеркнуть, что американская экономика наименее чувствительна к российским санкциям. Более того: Россия и Америка - конкуренты, а потому санкции по отношению к России Америке выгодны. Но только Америке - не Европе! Для Америки санкции против России - благо, а для ЕС это беда. Вот, скажем, в рекордные периоды торговли - 2011-12 годы - торговля России и Германии доходила до 90 млрд долл. в год. Это сумасшедшие торговые обороты. При этом чистый экспорт из Германии высокотехнологичной продукции больших компаний размером с Daimler-Benz или Siemens - это где-то 15 млрд евро в год. А 15 млрд евро год, вы должны понимать, - это совокупный доход десяти наибольших немецких производителей. Это значит, что десятки тысяч людей в Германии сейчас непосредственно ощущают эти санкции. Для Италии это еще большая беда. Если немецкий бизнес входит большими корпорациями, то итальянский бизнес средними и мелкими. Для итальянцев речь идет о десятках тысяч небольших компаний, которые от этих санкций сильно пострадали. Я ни в коем случае не адвокат России, но хочу сказать, что санкции против РФ - это беда и для Украины. Никаких компенсаций взамен тем рекордным 57 млн долл., которые были в 2011 году, мы не получили. В прошлом году Европа для нас в тестовом режиме запустила углубленную и расширенную зону свободной торговли. В результате прирост нашей торговли с ЕС составил всего 2% . А в этом году она просто будет падать.  Поэтому, даже несмотря на открытые форточки, двери и ворота в ЕС, объемы торговли падают. Не говоря уже о том, что в прошлом году наша торговля с Россией сократилась на 30%, а в этом, наверное, упадет до нуля. А это означает, что у Украины нет валюты, нет работы, ничего нет. Единственный наш шанс - это то, чем занимается Яценюк в США. В американском Forbes вышла статья "Yats to Washington: Please, Buy Ukraine" (Яценюк в Вашингтоне: Пожалуйста, купите Украину, - ред.). Это позор.

 М.Б.: Как вы думаете, удастся ли ему "продать Украину"?

Л.К.: Он пытается продать 164 украинских объекта по дешевке. Даже в кризис, при плохом состоянии нашей экономики они должны стоить раз в пять больше. Но такая низкая цена все равно не поможет: он их не продаст. Потому что рынок из плохого постепенно стал рискованным и даже экстремально рискованным. И ни один американский инвестор сюда деньги не вложит. Разве что ему некуда их девать. Но в Америке сейчас тоже есть проблемы с развитием экономики. Поэтому у Украины единственная надежда - на подачки от МВФ и на привлечение международных доноров.

М.Б.: Яценюк по дешевке продает Украину, заявляет кредиторам, что не будет отдавать долги, - это все окончательно уничтожает международный имидж страны. Что еще могло бы спасти этот имидж? Что бы сделали вы, если бы сейчас стали министром иностранных дел и перед вами стояла задача спасть имидж Украины?

Л.К.: В данной ситуации слово "если" очень плохо работает, потому что история обратного хода не имеет. Но я глубоко уверен, что при тех ориентирах, которые себе поставило руководство нашей страны, многострадальная Украина будущего не имеет. Потому что в основе политики - и внутренней и внешней - сейчас лежат не то что неправильные, а катастрофические базовые понятия. Многим не понравится то, что я скажу… Но без дружеских стратегических отношений с РФ наша страна Европейскому союзу вообще не интересна. Мы были бы интересны, если бы Украина была мостом между ЕС и не только Россией, но и всем евразийским пространством. А если мы не мост, а пропасть, к нам резко пропадает интерес. Сейчас у нас вообще нет никакой политики в отношении России, кроме политики нагнетания ситуации и обвинений. У меня вопрос: что мы хотим видеть в этой стране через 5-10 лет? При нынешней политике я не вижу через 10 лет страны, в которой развивается экономика, которая имеет и международные перспективы, и внутренний потенциал реформ. Возьмем, к примеру, ориентир - членство в ЕС. Нам уже много раз сказали, что в перспективе 15-20 лет этого не будет. Тем не менее наше руководство продолжает к этому стремиться - это означает, что они бьются головой о бетонную стену. Они никогда ее не пробьют. Поэтому нужна срочная корректировка политического курса. Что касается внутренней политики, мне тоже непонятно: как можно вернуть Донбасс с помощью его дальнейшей изоляции. Мы осуществляем политику изоляции региона - и при этом заявляем, что хотим его вернуть. Например, вопросы валютной системы: если мы сейчас приостановили полностью платежи с Донбассом, во-первых, люди, которые имеют право на пенсии, их не получают, во-вторых - на Донбасс заходят иностранные валюты.  А валюты - это не только средство платежа. Это еще и психология. Ведь то отношение, которое у нас 20 лет к гривне вырабатывалось, у тех людей сейчас отмирает. Поэтому, зная, что наличный расчет с Донбассом тяжелый, я уверен, что безналичные расчеты возможны. Но для этого надо не изолировать, а максимально расширять экономическое сотрудничество, потому что так же, как Украине нужна продукция Донбасса, так же и Донбассу нужна продукция украинских предприятий.

М.Б.: А политика в отношении Крыма?

Л.К.: С Крымом то же самое. Как мы можем претендовать на Крым, если мы его списали уже отовсюду - и наши политики о нем даже не вспоминают? Хотя я хочу напомнить, что пока не будет с РФ заключен договор о гражданстве крымчан или пока не будет соответствующего акта  президента Украины о лишении их гражданства, они остаются нашими гражданами. А я вам скажу, что никто в Крыму украинский паспорт не выбрасывал - на всякий случай. В Конституции президент записан как гарант прав и свобод граждан. То есть мы, получается, изолируем наших же граждан и лишаем их средств к существованию. Поэтому я считаю, что и во внешней и во внутренней политике мы избрали абсолютно бесперспективный путь. 

загрузка...

Оцените материал: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [527] всего оценили 62
Новости партнеров
Другие новости

Спецтемы

Вопрос дня

Кто должен определять, какой телеканал закрывать?
  Покупка Продажа
USD 25.9000 26.2500
EUR 29.1000 29.8500
RUR 0.3780 0.4180
BTC 10,426.1729 11,523.6641
Яндекс.Метрика